О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.274815.html

новость Фигуранты симферопольского дела "Хизб ут-тахрир" заявили, что обвинение сфабриковано

22.01.2019
Эмиль Джемаденов, Узеир Абдуллаев, Рустем Исмаилов, Теймур Абдуллаев, Айдер Салединов (слева направо) и адвокат Маммет Мамбетов в суде, 21.01.2019. Фото Владислава Рязанцева для "Граней"
Эмиль Джемаденов, Узеир Абдуллаев, Рустем Исмаилов, Теймур Абдуллаев, Айдер Салединов (слева направо) и адвокат Маммет Мамбетов в суде, 21.01.2019. Фото Владислава Рязанцева для "Граней"
Реклама

Все пятеро фигурантов симферопольского дела "Хизб ут-тахрир" - братья Теймур и Узеир Абдуллаевы, Рустем Исмаилов, Эмиль Джемаденов и Айдер Салединов - на прошедших 21 января первых слушаниях в рамках разбирательства по существу отказались признать вину. Об этом сообщает корреспондент "Граней".

34-летний строитель Исмаилов и 38-летний политолог Джемаденов, после аннексии Крыма работавший экспедитором-инкассатором, - жители Симферополя. Тренеры по тхэквондо 43-летний Теймур и 44-летний Узеир Абдуллаевы (по отцу азербайджанцы, уроженцы Баку), а также 31-летний строитель Салединов до ареста жили в Строгановке, пригороде крымской столицы. Всех пятерых задержали 12 октября 2016 года и на другой день отправили в СИЗО.

Теймуру Абдуллаеву, основному фигуранту, инкриминирована часть 1 статьи 205.5 российского УК (организация деятельности террористической организации), предусматривающая срок от 15 лет до пожизненного. Остальные фигуранты обвиняются по части 2 этой же статьи (участие в деятельности такой организации), санкция которой составляет от 10 до 20 лет колонии.

В отличие от фигурантов ялтинско-алуштинского и первого бахчисарайского дел "Хизб ут-тахрир", обвиняемым по симферопольскому делу не вменены часть 1 статьи 30 - статья 278 кодекса (приготовление к насильственному захвату власти).

Задержания по ялтинско-алуштинскому и первому бахчисарайскому делам прошли, когда часть 2 статьи 205.5 предусматривала сроки лишь от 5 до 10 лет. Таким образом, ее состав относился к категории тяжких, а соответственно сроки содержания в СИЗО всем фигурантам этих дел, кроме основных (которым вменялась часть 1, а не 2 статьи), не могли быть до окончания следствия продлены на срок больше года. Поэтому УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю и потребовалось добавить в обвинение особо тяжкую 278-ю статью - она допускает удержание в СИЗО на протяжении полутора лет.

Между тем на момент задержаний по симферопольскому делу уже вступил в силу "пакет Яровой", который ужесточил санкцию части 2 статьи 205.5 и тем самым перевел ее состав в категорию особо тяжких. Следовательно, теперь спецслужбе не требовалось добавлять в дело новое обвинение, чтобы удерживать политзеков в СИЗО больше года.

В июне 2017 года Эмиль Курбединов, адвокат Теймура Абдуллаева, сообщал, что делом занимались 17 следователей крымского главка ФСБ.

На воле у Теймура Абдуллаева остались пятеро детей, у Узеира Абдуллаева и Салединова - по четверо, у Исмаилова и Джемаденова - по трое.

Процесс в Северо-Кавказском окружном военном суде (Ростов-на-Дону) стартовал со второй попытки. 5 сентября прошлого года судья Александр Генералов на предварительных слушаниях вынес решение о возврате дела в прокуратуру, указав на массу недочетов в обвинительном заключении. Однако надзорное ведомство обжаловало это решение, и 8 ноября коллегия этого же суда в составе Вячеслава Корсакова (председательствующий), Сергея Горелова и Романа Плиско отменила решение о возврате дела, поручив направить материалы на рассмотрение другим судьям.

В итоге дело было поручено коллегии в составе Анатолия Колесника (председательствующий), Игоря Костина и Эдуарда Коробенко. Судья Колесник в 2017 году председательствовал в коллегии, осудившей Руслана Зейтуллаева, основного фигуранта первого севастопольского дела "Хизб ут-тахрир", к 12 годам строгого режима (в апелляции в Верховном суде России срок был увеличен до 15 лет), а в 2018-м был одним из судей, назначивших фигурантам первого бахчисарайского дела от 9 до 17 лет.

Предварительные слушания прошли в два заседания - 26 ноября и 3 декабря. Политзеки участвовали в заседаниях еще по видеосвязи из СИЗО-1 в Симферополе. Начало разбирательства по существу дважды откладывалось, из-за задержек с этапированием фигурантов в Ростов.

Обвинение в процессе поддерживают военные прокуроры Константин Фирсов и Дмитрий Волков. У каждого из фигурантов есть адвокаты как по соглашению, так и по назначению.

На слушания в понедельник из Крыма прибыла большая группа поддержки - около 50 человек. Судьи отметили, что матери, отцы и жены подсудимых проходят по делу свидетелями и потому не должны присутствовать в зале суда. На это и сами политзеки, и их адвокаты возразили, что не настаивают на допросах родственников, поскольку следователи включили их в число свидетелей без необходимости.

Перед началом заседания адвокат Курбединов заявил протест против участия в разбирательстве военных прокуроров, потребовав, чтобы обвинение поддерживали гражданские чиновники. Протест был отклонен.

Братья Абдуллаевы заявили ходатайство о допуске в процесс общественным защитником их матери - предпринимательницы Диляры Абдуллаевой, имеющей как украинское, так и российское гражданство. Адвокаты ходатайство поддержали, отметив значительное расстояние между Крымом и Ростовом и свою занятость в ряде других процессов. Участие общественного защитника облегчило бы их работу, отметили юристы.

Прокуроры не возражали против допуска матери политзеков в процесс. Однако судьи ходатайство отклонили, сославшись на отсутствие у Абдуллаевой юридического образования.

Далее прокуроры зачитали обвинительное заключение. Согласно фабуле дела, Теймур Абдуллаев "при неустановленных следствием обстоятельствах и в неустановленное время, но не позднее января 2015 года" образовал в Симферополе ячейку "Хизб ут-тахрир", в которую тогда же - "не позднее января 2015 года" - вступили другие фигуранты. Ячейка, продолжили прокуроры, действовала вплоть до дня задержания обвиняемых. Фигуранты, утверждается в деле, вели "скрытую антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения, склоняя местных жителей" к участию в "Хизб ут-тахрир" для создания всемирного исламского халифата.

Далее прокуроры описали три этапа деятельности "Хизб ут-тахрир". Первый - скрытый дават (проповедование ислама), якобы предполагающий подготовку мусульман "к осуществлению антиконституционной деятельности" в России и ведение "экстремистской деятельности" в "республике Крым" - "регионе с высокой концентрацией верующих, исповедующих ислам". Второй - открытый дават, будто бы предусматривающий явные призывы к построению халифата и "проведение митингов с требованием от властей передачи власти халифу". Третий - "принудительное объединение территории Российской Федерации с унитарным теократическим государством Халифат, то есть совершение действий, направленных на упразднение органов государственной власти, нарушение суверенитета и государственной целостности Российской Федерации, в том числе действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации".

Подобные характеристики деятельности международной исламской партии присутствуют и в других делах "Хизб ут-тахрир". Формулировки в симферопольском деле почти дословно совпадают, в частности, с формулировками во втором севастопольском деле, фигуранты которого получили от 13 до 15 лет.

Также в обвинительном заключении утверждается, что доме у Исмаилова фигуранты проводили тайные собрания (халакаты) и индивидуальные беседы, в которых пропагандировали идеологию партии.

Дома, заявили прокуроры, обвиняемые хранили издания, включенные в список экстремистских материалов, - это книги "Основы исламской нафсии", "Система ислама", "Исламская личность", "Исламская вера" и номера журнала "Аль-вай". Утверждается также, что у всех фигурантов, кроме Джемаденова, изъяты электронные носители информации с "идеолого-пропагандистскими материалами" "Хизб ут-тахрир".

"Считаю, что обвинения ложные, с целью оправдать репрессивную машину против мусульман Крыма", - ответил Теймур Абдуллаев на вопрос судей об отношении к обвинению. В подобном ключе высказались и все остальные политзеки.

В частности, Джемаденов заметил, что не понимает, какие "агитационные навыки" приобретал, какие "меры конспирации" соблюдал, а также "какую антиконституционную деятельность вел и какие традиционные ценности какими подменял". "Я думаю, те, кто это заключение писали, сами не понимают, что имели в виду, - продолжил подсудимый. - Столько всего непонятного и тенденциозного! В Крыму, оказывается, большинство - мусульмане!"

Адвокат политзека Эдем Семедляев также заявил, что обвинительное заключение неконкретизировано и изобилует "общими фразами, написанными под копирку".

Со вторника в процессе начинается допрос свидетелей обвинения. Всех их, кроме одного, предполагается допросить по видеосвязи из крымского гарнизонного военного суда в Симферополе. Ключевой свидетель обвинения - оперативник крымского УФСБ по фамилии Юдов.

Политзеки ходатайствовали об очных допросах свидетелей, однако судьи в этом отказали.

Единственный свидетель обвинения, которого будут допрашивать не из гарнизонного суда в Крыму, - это фигурант второго дела "украинских диверсантов" Алексей Бессарабов, одно время содержавшийся вместе с Теймуром Абдуллаевым в камере № 109 симферопольского СИЗО-1. Как утверждается в деле, 13 марта 2017 года при "обследовании" камеры был обнаружен "запаянный сверток" из обрывков тетрадных страниц с рукописными записями, в числе которых следующие: "Помоги же нам одержать верх над неверующими людьми", "Пусть Аллах поможет одержать верх над кафирами", "...яркий вид, повстречаем там шахид", - и изображением меча с раздвоенным лезвием. По словам работника СИЗО С. Бережного, Абдуллаев сообщил ему, что записи на этих страницах сделал сам.

Бессарабов, не признающий вину по собственному делу, в своих показаниях по делу "Хизб ут-тахрир" подтвердил лишь факт изъятия свертка. Допрашивать политзека будут по видеосвязи из СИЗО.

22.01.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей