О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/activism/all-entries/101.html

Акции протеста

В блогах


:

Ваша нечисть

Vip Юрий Богомолов (в блоге Свободное место) 18.09.2015

24219

Вчера вечером ко мне домой с обыском вломились современные опричники, сотрудники рязанского центра "Э". Я не стал внимательно рассматривать постановление, поскольку их заведомо незаконные документы меня не интересуют, а скрывать мне нечего. Им был нужен плакат "Судьи России и Рязани! Вы - не ваша честь, вы - ваша нечисть", с которым я еще 11 августа сфотографировался и опубликовал снимок на своей страничке во "Вконтакте". За эту публикацию на меня открыли уголовное дело по статье 319 УК (оскорбление представителя власти).

82324

Все началось с того, что я вышел на одиночный пикет против застройки парка Морской славы Рязани, уничтожающей зеленые насаждения ради выгоды девелоперов. После этого районная судья Павлухина вопреки Конституции и не имея никаких доказательств моей вины, оштрафовала меня на десять тысяч рублей за то, что мой пикет якобы не был одиночным (месячная зарплата, например, школьного учителя - пятнадцать тысяч). Областной суд после апелляции вернул дело в тот же районный суд. Тогда другой судья - Барышников - вновь вынес решение о штрафе, и новая апелляция успеха уже не имела.

Мой эмоциональный постинг, где я стою с плакатом со словами про нечисть (а в тексте публикации называю их продажными тварями и проститутками) появился в августе, но пришли они с обыском только вчера. Я считаю, это было связано с выборами в областную думу. В этом году рязанское отделение ПАРНАСа, которое я возглавляю, решило не садиться с шулерами за один стол (чтобы к тому же не тратить зря миллион рублей на сбор подписей). Однако, думаю, власть перед голосованием вообще опасалась поднимать шум, поскольку хорошо знает мой характер и не хотела серьезных скандалов.

У меня сложилась в городе определенная репутация, после того как я дал пощечину печально знаменитому на Рязанщине Федору Провоторову. В девяностых он был известен в криминальных кругах как Федя Лысый, а при Путине оказался уже главой администрации Рязани и возглавил "Единую Россию". В 2006 году он на своем "Мерседесе" выехал на встречную полосу и сбил насмерть двух человек, ехавших на мотоцикле. Сначала его вину на себя взял другой человек, потом началась целая серия пересмотров и дело затянулось, при этом Провоторов продолжал занимать свой пост, в то время как вся Рязань знала, что он совершил. Это терпеть было больше невозможно, и я со словами "Вы трус и лжец" публично нанес ему пощечину.

Однако законного наказания преступника мы так и не дождались. Провоторова перекинули в город Касимов, где он тоже возглавил администрацию. В итоге дело было закрыто за истечением срока давности, Федя Лысый стал почетным гражданином Касимова, а партия "Единая Россия" стала не только партией жуликов и воров, но и партией убийц.

Вся их правоохранительная система ничего не могла сделать с убийцей, но теперь пришла за мной. Хочу заметить, что мне на них совершенно наплевать и я их совсем не боюсь. Я сам отдал им компьютеры, которые они с неизвестной целью потребовали у меня и моей жены, а также плакат, который они, видимо, используют как вещественное доказательство.

Но я понимаю, почему эти ничтожества так нервничают и почему по всей России идет кампания против Партии народной свободы. В Рязани на выборах явка - 20-25 процентов. И они получили из этих 25 в лучшем случае половину (со всеми фальсификациями в ходе досрочного голосования, с бессовестной незаконной телепропагандой, с неприкрытыми подкупом и принуждением избирателей).

Они - никто, самозванцы, ничтожества, никчемные "твари дрожащие". Нас рассудит не их продажный суд, а время и люди.


Телевизор барахлит

Vip Юрий Тимофеев (в блоге Свободное место) 24.08.2015

6734

Пикеты движения «Солидарность» против войны с Украиной проводятся уже год. Довольно часто срывать эти пикеты приходят профессиональные борцы с Майданом и «пятой колонной» типа НОД и SERB, которые даже кидаются в пикетчиков калом.

Никаких юридических последствий для них, несмотря на официальные обращения пострадавших в полицию, не следует. Да и Энтео никто не сажает за погром на выставке. Но интереснее всего наблюдать за реакцией простых прохожих - жертв телевизора.

Простые прохожие в основном срывают покровы с проплаченных агентов-пропагандистов Госдепа

ретранслируют постулаты грядущего единого учебника истории

и просто резюмируют общий вектор телепропаганды

Нажав на Original video, можно посмотреть репортажи целиком - там много интересного.

В субботу был еще один пикет «Солидарности» на эту же тему. Организованных борцов не прислали, осталась только реакция прохожих. И она была адекватная. Один пожилой мужчина начал было дискуссию, но через полторы минуты признал, что он получает информацию только из телевизора, вежливо попрощался и ушел. Девушка начала дискуссию об аннексии Крыма со слов: «Я юрист и понимаю, что все это было незаконно, но они же подводили войска...» Сведения о войсках, естественно, из телевизора. Вся дискуссия протекала уважительно, без какого-либо упоминания сала и сволочей. Тему проплаченности пикета хотел было поднять один местный житель, но он был сильно пьян и не смог ее красиво сформулировать. Молодой человек заявил, что в Донбассе воюют лучшие люди, не смог ответить за что и без скандала удалился.

Были слышны разговоры прохожих: «Смотри, «Свободу Савченко!», а милиция бездействует», - но не более того. После всех этих угарных пикетов - совершенно скучное мероприятие.

Я предлагаю Киселеву, Соловьеву, Эрнсту и прочим распечатать этот блог и бежать в Кремль с новыми идеями и доносами на конкурентов: дескать, это они виноваты, а не вы. Изнасилованные бабушки больше не работают. Осмеяние несчастного Майкла Бома на фоне уничтожения гейропских гусей бульдозером, при росте цен на гусей исконно наших, даст только отрицательный эффект. Нужно что-то новое. Может быть, «Субботний вечер с Гиркиным».


Восторг от звонкой фразы

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 14.07.2015

383

Прихожу на "Русский марш"... вижу адски понравившегося мне Александра Поткина, тогда молодого и харизматичного... когда участники марша вышли из метро, Поткин так вскинул руки и сказал: "Вот оно, русское небо!" Мне это безумно понравилось... я написал о нем две или три восторженные заметки: посмотрите, какой клевый Поткин, почему мы раньше его не видели.

Олег Кашин, журналист

Например: кругом пусто, а сверху светит обыкновенное солнце.
- Солдаты! - торжественно говорите вы. - Это то самое солнце (как будто бы есть еще другое), которое светило во время побед Людовика XII.
Не нужно смущаться тем, что злосчастный Людовик XII не имел ни одной победы - всюду его гнали без всякого милосердия... Неприхотливым воинам это неважно. Лишь бы фраза была звонкая, эффектная, как ракета.

"Всеобщая история, обработанная "Сатириконом"


Платье протеста: расстрелять через повешение

(в блоге Свободное место) 03.07.2015

6604

Помните, как выбирали, что надеть на протестные акции 2011-2013 гг.? Зимой доставали из шкафа летние белые брюки, покупали белые шарфы и цветы. Помню, как на Страстном бульваре нам навстречу из ресторана выкатился богатырь "весь в белом", с букетом снежных хризантем в руках и с розовым клювом стерха на носу. В легком опьянении, блаженно улыбаясь, он сложил для нас пару бумажных клювиков, и мы присоединились к потешной стае непокорных.

81468С какой ностальгией сегодня мы смотрим на белые куртки, штаны и шарфы, которые были нашей одеждой протеста! Понурые, они висят на вешалках, усталые и разочарованные, лежат на полках, вспоминая дни карнавальной славы, когда у них появился свой голос и они не просто облачали тело, а - страшно подумать - разоблачали власть.

Художница из Петербурга с детским псевдонимом Глюкля (Наталья Першина-Якиманская) воспринимает платье как живое существо. Анна Толстова отмечает, что «самое обыкновенное платье - хрупкий, бросовый, никчемный, смешной и несерьезный материал, с каким в перформансах, видео и инсталляциях работает ФНО, - было осмыслено как некая общечеловеческая универсалия, вырастающая из повседневности и врастающая в культуру. Платье - это и хранитель памяти тела с его интимными переживаниями, и летопись жизни маленького человека, и запись культурных и субкультурных кодов, и политический манифест, и орудие сопротивления гендерным и социальным стереотипам».

Платье живет своей жизнью, путешествует, марширует с курсантами, уходит в затвор, ныряет с аквалангом, может даже вслед за «бедной Лизой» прыгнуть в Лебяжью канавку, а может пойти на марш против фальсификаций на выборах. Инсталляция Глюкли на Венецианской биеннале так и называется - «Одежда для демонстрации против фальсификационных выборов Владимира Путина 2011–2015».

81455

Глюкля особенно любит белые платья и не любит новых, у которых нет своей личной истории. В творческом дуэте с Цаплей (Ольгой Егоровой) они создали ФНО - «Фабрику найденных одежд», которая существовала до 2014 г. Я же люблю Андрея Белого и его метафизику белого цвета, а потому сразу назвала художницу для себя Белой Глюклей, тем более что одна из инсталляций дуэта Глюкли и Цапли называлась «Психотерапевтический кабинет Белых» (2003).

Любовь к белому старому платью как нельзя лучше соответствует теме белоленточного движения, которое очень быстро кануло в прошлое и одновременно живет в акциях и репрессиях настоящего.

Надежды, связанные с ним, сменились апатией и отчаянием; Болотное дело стало новым торжеством беззакония и усилило чувство безнадежности. Тема протеста - во многом травматическая: на улицу тогда вышли жертвы несправедливости и насилия, которые вскоре стали жертвами нового насилия, переросшего в кровавую бойню на украинской земле.

У белоленточного протеста много историй, лиц, сюжетов и образов, что представляет богатый нарратив для искусства. В том числе - для искусства репрезентации политических практик, которое Петр Павленский называет искусством о политике, противопоставляя его политическому акционизму как искусству прямого действия.

В интервью «Радио Свобода» Глюкля сказала, что в инсталляции «есть доля амбивалентности, без которой, на мой взгляд, искусство не существует. Но одновременно мне было очень важно остаться "черно-белой" в смысле позиции. И это была невероятно сложная задача. На это ушли все силы». Большие усилия создали многие смыслы.

Призраки на ходулях

81457Несколько десятков высоких деревянных Т-образных шестов с верхними перекладинами стоят у стены. На них висит «говорящая» одежда с лозунгами, которые изящно вышиты красным по белому подолу («Россия будет свободной»), написаны черным по белому или оранжевому («Вы нас даже не представляете», «НЕТ», «Власть миллионам, а не миллионерам», «Америка дала мне 10 $ и попросила тут постоять», «Русское - это православное?» на спецжилетке РЖД, и др.), красным - по черному («Вор должен сидеть в тюрьме»).

Будто шеренга призраков явилась из небытия напомнить нам о недавних протестных шествиях. Привидения выглядят как восставшие духи протеста. Одноногие, они напоминают и клоунов на ходулях, что передает карнавальную атмосферу первых маршей и митингов. Ассоциации с призраками и клоунами добавляют восприятию множество визуальных и литературных перекличек.

Тау-кресты

Простой шест с верхней перекладиной использовался в южных и восточных частях Римской империи в качестве виселицы, на которой распинали преступников. У такого креста много названий: тау-крест - по букве греческого алфавита, Антониевский крест, Crux сommissa и др. Вполне вероятно, что именно на таком кресте был распят Иешуа из Назарета. Есть и длинная белая рубаха - обожженное «позорное рубище», в котором преступников водили по городу, - напоминающая ризы Христа.

Стена «крестовоздвижения» отсылает к христианским образам распятия, и шире - к типологии экзекуций. Кажется, что художница создала собирательный образ смертной казни: штаны без верха и рубашка без брюк выглядят как расчлененное тело, платья на шестах - как обезглавленные, повешенные, или распятые, кроме того - они все приставлены к стенке, будто перед расстрелом.

Можно, конечно, увидеть в этом строе распятых гиперболу репрессий или ожидание массовых расправ над протестующими, но сегодня, когда полиции собираются дать право стрелять в людных местах, в том числе и в женщин, инсталляция Глюкли выглядит как новостной репортаж.

Женское тело

Висит белое девичье платье, отороченное кровавой строкой; балетная пачка с ржавой открывашкой «серп-и-молот» вместо головы (яркий образ нашей культуры); на спине плаща - фигура девушки, которую омоновцы тащат под руки в автозак; на летнем платьице нарисована привязанная к столбу «ведьма» в огне.

Тема женщины-жертвы отсылает зрителя к истории Pussy Riot, вызвавшей кровожадные фантазии и призывы к самым жестоким видам наказания. Есть в экспозиции и голова-рукавица, стилизованная под балаклаву. Не прямо, амбивалентно, как намек.


Гендерное насилие - одна из сквозных тем трагического парада платьев. Кажется неслучайным, что почти одновременно с венецианской экспозицией Глюкли в Косово на стадионе Приштины открылась инсталляция Алкеты Джафа-Мрипа (Alketa Xhafa-Mripa родом из Косово, живет в Великобритании) «Думаю о тебе»: несколько тысяч платьев и юбок, развешанных на бельевых веревках, свидетельствуют о массовом сексуальном насилии во время вооруженного конфликта в Косово 1998–1999 годов.

Дресс-код

В повести Людмилы Улицкой «Веселые похороны» владелец «Погребального дома» прозорливый Робинс-Рабинович «не смог сразу определить имущественного ценза клиента», на похороны которого наряду с евреями пришли негры, индейцы, богатые англосаксы и "русские разных сортов"». Можно ли определить социальный статус по одежде протеста? Здесь тоже собрались люди разных сортов: офисные клерки в жилетке, хиппи-панки-готы, солидные женщины и бедные лизы, балерины и ловеласы. Их платье - тело их души - истрепано и в опасности. К ним обращен укор Глюкли: «Неужели мы все как эта рваная тряпочка?»

81467


Хоть горшком назови

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 02.07.2015

7

Известная группа "депутатов-активистов" предложила разрешить полицейским стрелять в людных местах. Можно, конечно, серьезно обсудить эту перспективу. Но стоит ли? И так понятно, что полицейскому для того, чтобы исполнять свои полномочия, нужны определенные права. В том числе право на насилие. Ограниченное разумными пределами в конкретных обстоятельствах. И в людных местах встречаются террористы и опасные для тех же людей преступники. Вопрос в другом: кто и как будет проверять и оценивать эти обстоятельства и действия полицейских? Права у полиции (милиции) у нас были всегда. И всегда были какие-то ограничения. Так во всем мире устроено. Но у нас свои "особенности".

Кто о чем, а я о "своей" Болотной. Для примера. Там полиция тоже применяла силу "в публичном месте". Еще без всяких законодательных новаций. Потом, якобы, проверили и убедились: силу применили законно. В итоге имеем такие (официальные!) цифры.

Пострадавшие 6 мая (информация ГУВД на 07.06.2012 и Центроспаса на 07.2012):
Полиция - 29
Демонстранты - 50 (в основном ушибы и рваные раны головы)

Признаны потерпевшими по делу:
Полиция - 79
Демонстранты - 2 (оба случайно пострадали от действий других демонстрантов)

Примечание. Среди пострадавших демонстрантов 6 человек старше 50 лет и три женщины: 16, 19 и 64 лет. Это официальный и далеко не полный список.

Все проблемы российских законов и отношения к ним граждан начинаются и в сущности заканчиваются практикой их применения. Если все знают, что страна живет не по законам, а "по понятиям", то стоит ли удивляться, что со временем народ вообще перестает реагировать на законодательство? И вот тогда становится возможна вся эта вакханалия совсем уж бредовых законов. И какая разница, что там написано?

Можно ограничить полицейских применением спецсредств в виде рожков мороженного. Можно разрешить им бомбометание. До тех пор пока одни и те же люди будут принимать законы, действовать и проверять затем себя самих, совершенно не важно, что понапишут. Пуля всегда может превратиться в пельмень, а сломанная полицейским нога - в опасное оружие в руках демонстранта.


Декларация прав полиции

Vip Наталья Таубина (в блоге Свободное место) 02.07.2015

156

Внесенный в Думу законопроект во многих положениях повторяет поправки к закону "О полиции", которые были подготовлены еще год назад, но не были тогда внесены. Часть поправок имеет чисто технический характер, другие относятся к регламентации действий полиции при проникновении в жилище и на земельные участки, а также при вскрытии транспортных средств. Третья часть поправок расширяет полномочия полиции по применению мер принуждения.

Можно предположить, что внесение поправок третьей группы связано с грядущими выборами. Власти готовятся встретить социальные протесты, которые могут быть вызваны как возможными фальсификациями на выборах, так и нарастающим экономическим кризисом. Опыт предыдущих лет демонстрирует неготовность власти к диалогу с гражданами, неспособность услышать их требования и пожелания. Власть настроена на решение проблем силовыми методами.

Через всю истерию последних недель, связанную с законом о нежелательных организациях, красной нитью проходит: "Мы это делаем для того, чтобы предотвратить оранжевые революции". Сюда очень хорошо вписывается и расширение полномочий полиции.

Например, законопроект вносит коротенькое слово "или" в положение, позволяющее сотрудникам полиции оцеплять территории. Если раньше среди оснований для оцепления было предупреждение и пресечение массовых беспорядков, то теперь предлагается "предупреждение и (или) пресечение массовых беспорядков". На практике это означает, например, что публичные мероприятия смогут оцепить и в момент, когда сотрудники полиции сочтут, что скоро будут "массовые беспорядки". Как они будут это оценивать? События на Болотной 6 мая 2012 года указывают на возможность злоупотреблений при применении этого положения.

Ясным сигналом правоохранительным органам станет "презумпция доверия полиции" - с ней труднее будет применить к полицейскому, нарушившему закон, сдерживающие статьи Уголовного кодекса или дисциплинарное наказание. А многое в нашей стране управляется именно такими сигналами.

Конечно, пока нет речи о том, что сотрудники полиции получат карт-бланш на любые действия. Можно предположить, что и впредь сотрудник полиции десять раз подумает, прежде чем применять оружие. Однако опыт нашего фонда по работе с делами, связанными с пытками, жестоким обращением, фальсификацией доказательств, свидетельствует о том, что даже при наличии самых серьезных оснований привлечь к ответственности сотрудника полиции очень трудно. Поэтому, вводя такие изменения в закон, надо предусмотреть действенные контрольные механизмы. А этого в законопроекте нет.


Бритоголовый Riot

Vip Катрин Ненашева (в блоге Свободное место) 29.06.2015

23621

Весь прошедший месяц я проводила в Москве акцию "Не бойся!": ходила по Москве в тюремной форме, чтобы привлечь внимание к угнетенному положению бывших заключенных в обществе.

25 июня мы с моей единомышленницей Аней Боклер завершили акцию перформансом на Красной площади: Аня побрила меня налысо и сорвала с меня тюремную форму, под которой оказалось платье с таким же тюремным номерком, как и на робе. Смысл перформанса мы видели в том, что между людьми за решеткой и на воле нет определенной границы: и вне тюрьмы люди лишены свободы.

Акция прошла мирно, и мы отправились к выходу с площади. Однако около рамок нас задержала полиция: так мы мгновенно оказались по другую сторону решетки.

В ОВД "Китай-город" нас обыскали, без всяких понятых и протокола лишили личных вещей (фамилии понятых были вписаны задним числом). Нам долго не предъявляли причину задержания и статью обвинения, хотя дали понять, что мы зря вышли на Красную площадь, которая является резиденцией самого президента Российской Федерации. Поэтому если бы мы даже просто ели мороженое, то нас могли лишить за это свободы.

Предъявленный потом протокол гласил, что мы без разрешения властей организовали "не являющееся публичным мероприятием массовое одновременное пребывание граждан в общественном месте, создав тем самым помехи движению пешеходов и доступу граждан к объектам социальной инфраструктуры" (ч. 1 ст.20.2.2 КоАП).

Кроме того, мы якобы помешали проведению книжной ярмарки, с которой совпала акция. Я, будучи студенткой Литинститута, не вписывала акцию в контекст фестиваля и уж тем более не собиралась мешать его проведению. Зато в автозаке наслушалась от полицейских шуток про Пушкина и литературу.

Орудием преступления в протоколе был назван музыкальный инструмент. Им оказалась бритвенная машинка, которой меня побрила Аня.

Среди бомжей и сомнительных личностей мы провели в клетке всю ночь. А наутро Тверской суд приговорил нас к трем суткам содержания в спецприемнике. Мы хотели привлечь адвоката, и он приезжал к нам ночью в ОВД. Однако наутро у него было назначено другое дело, а его письмо с ходатайством о переносе суда было проигнорировано. В итоге дело слушалось без адвоката. Зрителей из помещения суда выгнали, Аня выслушала приговор вообще в компании одного судебного пристава.

Когда нас привезли в спецприемник, шутки, насмешки и издевательства не прекращались. Утром нас подняли на работу - мыть помещение, чистить холодильник, и мы это восприняли как должное. И лишь потом поняли, что только так мы можем получить и без того положенные прогулки, звонки, передачи и свидания. Но и это нам давали очень неохотно: за все время у меня был один звонок, а ни одного свидания мне не разрешили. Хотя в целом условия содержания были терпимые - рукоприкладства никто себе не позволял.

Сотрудников спецприемника очень заинтересовала национальность Ани. "Девушка, а вы что, иудейка?" После этого слова "бритоголовая" и "еврейка" мы слышали не раз. Интересовала их наша связь с "Пусси Райот", а также я не раз слышала слова "извращенка" и "садомазохистка".

Вот еще небольшая коллекция реплик, которые мы услышали за трое суток:

- Такие акции делаются либо за деньги, либо для пиара. Ну так сколько заплатили? (Полицейский.)
- Заткнитесь, блядь, заебали. (Постовой.)
- Сейчас хорошо тебе будет на зоне, номерки строчить. (Видеопротоколист.)
- Я понимаю, что вы из религиозной секты. Ничего, в приемнике подлечитесь. (В ОВД.)
- Да, у вас незаконно изъяли вещи, но все люди разные, что поделать? (Дознаватель.)

Общение с правоохранителями и пребывание в спецприемнике лишь укрепили мое убеждение в том, что темой тюрьмы необходимо заниматься дальше. Наше попадание за решетку поставило смысловую точку в этой акции. Мы все настолько несвободны, что порой не можем совершить элементарное безобидное действие, чтобы при этом не попасть за решетку.

В дальнейшем мы планируем серию выставок в разных регионах и создание специальной программы для посттюремной адаптации. Речь идет не только о тюрьме: люди выходят из психиатрических больниц, из детских домов. И меня интересует, что происходит с человеком, после того, как ты стал излишком системы, которая до этого тебя полностью прогнула, и ты в этой вертикали вырос.

81424
Анна Боклер и Катрин Ненашева после спецприемника. Фото: Виктор Новиков


Жуковский: двойной распил

Vip Эла Знаменская (в блоге Свободное место) 17.06.2015

23518

17 июня в подмосковном Жуковском жители вновь вышли отстаивать свое конституционное право на благоприятную среду обитания. Три года назад во имя светлого будущего в Жуковском уже вырубили 17 гектаров реликтового леса. При этом проект, который погубил лес, оказался бессмысленным: скоростная трасса уперлась в однополосную дорогу.

Теперь городская администрация во исполнение губернских планов занялась внутригородским благоустройством. Жителей поставили перед фактом: под топор пойдут здоровые деревья в жилых микрорайонах. В рамках "благоустройства" решили за счет деревьев расширить второстепенную дорогу - улицу Семашко.

Жители высказали категорическое несогласие. А когда пришли вырубать деревья, потребовали от прораба документы. Оказалось, что документы на вырубку не соответствовали требованиям законодательства. Три дня жители останавливали вырубку, забрасывали обращениями прокуратуру и полицию. В понедельник глава администрации Прохоров приказал: работы продолжить невзирая на протесты, в случае эксцессов вызывать полицию. В среду участок "благоустройства" был оцеплен полицией - на место вырубки приехал почти весь ОВД во главе с начальником, полковником Мосягиным.

Первая же попытка жителей закрыть собою деревья была пресечена: двое самых активных были задержаны и доставлены в отделение, где на них оформили протокол по ст. 19.3 (неповиновение законному распоряжению сотрудников полиции). Оставшиеся жители так и не смогли пройти к месту вырубки. Им оставалось просто смотреть, как одно за другим падают деревья. Бабушки плакали.

"Говорили умные люди, что Цаговский лес - это только начало, завтра они придут в наши дворы. Так и случилось..." - вздыхала пожилая женщина. "Будьте вы прокляты, оккупанты", - кричала другая , когда полиция встала в оцепление между деревьями и людьми. "Живем как на зоне, никто с нами не считается, это не власть, это вертухаи", - подытожил вполне интеллигентный мужчина.

В итоге полиция в очередной раз выполнила функции ЧОПа, администрация продолжила борьбу с собственным населением, а жители получили новый повод для ненависти к власти.


Кто тут вандалы?

Vip Семен Файбисович (в блоге Свободное место) 11.06.2015

23485

В Петербурге почти синхронно случились две "акции вандализма", как назвали их во всех новостях. В одном случае был "осквернен" мемориальный комплекс на Марсовом поле, в другом - памятник жертвам политических репрессий на Воскресенской набережной напротив следственного изолятора "Кресты". В первом случае активисты молодежного движения "Весна" установили памятник неизвестному солдату, погибшему в Донбассе, с как бы цитатой за подписью Путина: "Своих не бросаем, а эти не свои были". Во втором неизвестные украли гранитную книгу, символизировавшую память о жертвах репрессий, - вместо нее появилась табличка с надписью: "Кто не помнит прошлого, обречен на его повторение".

Очевидно сходство акций - выраженный русским языком вызов положению вещей, что установилось ныне в России. Но налицо и различия: открытость в одном случае и анонимность в другом; разорение произведения искусства посредством изъятия его важной части - и "приращение": появление в существующем мемориале нового памятника. Еще нетрудно заметить, что акция на Марсовом поле - конкретная реакция на решение Путина засекретить статистику гибели российских солдат в "мирное время", а акция у "Крестов" по сути символическая, концептуальная.

Однако в последнем случае неясность в концепцию "вызова власти" внесло то обстоятельство, что памятник оказался частным, принадлежащим его создателям - архитектору Вячеславу Бухаеву и художнику Михаилу Шемякину. Возможно, люди, осуществившие кражу, считали его государственным - и тогда их месседж понятен и чист: государство лицемерит, поставив памятник, а само ведет себя совершенно иначе. Вот, мол, перестанет оно лицемерить - и тогда мы книгу вернем. Могут быть и другие интерпретации, разумеется, но во всяком случае из-за ошибки с собственником концепция несколько "провисла". То есть провисла бы, не будь власти в своем репертуаре: первое, что они заявили по этому поводу, - что устраняются от проблемы восстановления. Иначе говоря, повели себя адекватно в своей системе координат - и так "выручили" похитителей: продемонстрировали свое реальное отношение к жертвам репрессий.

Но по мне самое примечательное в этих акциях в том, что они - вкупе с официальной реакцией на них - провоцируют вопрос: "Кто тут вандалы?" Понятно, что с точки зрения российской власти устроители акций вандалы и есть - это зафиксировано во всех без исключениях формулировках новостных ресурсов. Но если вдуматься (да в словарях посмотреть), вандализм - вызов человеческой цивилизации, ее культуре; разрушение - как правило сознательное, программное, демонстративное - ее ценностей, ее основ.

А кто у нас сегодня этим разрушением занимается - с размахом и рвением, - как не государство российское во главе с президентом? Что может быть аморальней Родины, посылающей своих солдат, своих сыновей воевать и умирать на чужой земле и начисто отрицающей это? А потом втихаря хоронящей посланных на смерть и погибших в безымянных могилах, а потом официально засекречивающей информацию об их гибели? Как можно сильней подорвать, разрушить основы человеколюбия, нравственности, представлений о добре и зле? Какое может быть более чудовищное предательство миллионов и миллионов жертв сталинских репрессий, более изощренное издевательство над их памятью, чем реанимация по всей стране и во всех формах культа личности этого изверга?

А при этом в зомбоящиках русские солдаты, воюющие в Украине, - эта безымянная и формально отсутствующая сила - "национальные герои". А при этом Путин глазом не моргнув заверяет Запад в том, что Россия привержена ценностям гуманизма... В общем, совершенно очевиден разрыв в стране цивилизационного шаблона: разрушение всех культурных кодов, понятий, ценностей, то есть разорение гуманистической системы координат и установление вместо нее той, в которой добро называется злом, зло - добром, а человеческая жизнь, не говоря уже о правах человека, ничего не стоит.

Иначе говоря, скверна вандализма заливает страну, а питерские акционеры как раз и бросают ей вызов. И кто тут после этого вандалы? Если не ставить все с ног на голову, как в России сегодня принято, вандалы тут явно не они.


Демонтаж памяти

Vip Елена Санникова (в блоге Свободное место) 30.05.2015

35

Вчера в Саратове у памятника Вавилову прошел пикет в защиту свободы слова, на котором мне довелось побывать.

Пикет был заявлен в рамках «Стратегии-29» в защиту 29-й статьи Конституции из раздела «Права и свободы человека и гражданина», которая гласит: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова… Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». Пикет был согласован, сотрудники полиции хоть и превышали количеством пикетчиков и журналистов, но стояли поодаль и в происходящее не вмешивались.

Организатор пикета Андрей Калашников предложил участникам высказываться на волнующие и злободневные темы, в чем, собственно, и состоит свобода слова. В своей речи он сказал о недопустимости и противозаконности засекречивания информации о военных потерях в мирное время.

Тема Украины прозвучала на пикете в плакате «Putin, hands off Ukraine!» и в речах о невосполнимом вреде, который наносит России и ее населению негласная война с Украиной.

Кроме того, Калашников держал плакат «Астахов! 40 лет?! Ума нет и не будет!» Гражданского активиста возмутили слов детского омбудсмена о женщинах.

Другой участник пикета, Григорий Ахтырко, раскритиковал саратовское отделение Союза журналистов, которое практически не занимается защитой свободы СМИ и журналистов. Он держал плакат: «Гордость России - несмиренные СМИ!». Позже с плакатом «29 ст.Конституции России. Свобода слова! Свобода мысли…» к пикету присоединился 73-летний Юрий Кутузов, который был осужден год назад по печально известной ст.282 за высказывание на митинге. На вчерашнем же пикете Кутузов высказался на тему, которая задела меня больше остальных, поскольку была для меня новостью. Оказывается, совсем недавно главный архитектор Саратова Виталий Желанов выступил с инициативой демонтажа памятника Вавилову и переноса его в другое место.

Хочу напомнить, что Николай Иванович Вавилов погиб в cаратовской тюрьме 26 января 1943 года. Но не только эта трагедия связывает имя великого ученого с городом Саратовом. С 1917 по 1921 годы Николай Иванович работал и преподавал в Саратове, был профессором агрономического факультета Саратовского университета и главой кафедры генетики Высших сельскохозяйственных курсов. Именно здесь Вавилов создал свое учение об иммунитете растений, а также организовал изучение флоры юго-восточных губерний европейской России.

Памятник Вавилову стоит в центре Саратова в окружении берез лицом к началу улицы Вавилова, которая упирается другим своим концом в Университетскую улицу. Посередине улицу Вавилова пересекает улица Астраханская, на которую буквально через 10 минут пешего хода от этого перекрестка выходит стена тюрьмы, в которой Николай Вавилов погиб. Более подходящего места для памятника Вавилову в Саратове не подыскать. Однако главный архитектор Саратова хочет, оказывается, отсюда его убрать, приводя какие-то смехотворные доводы. Так, господину Желанову не нравится, что Вавилов стоит лицом на север и это затеняет его лицо. Удивительная забота! Точно так же стоит в Саратове памятник Чернышевскому, который давно уже стал чуть ли не брендом Саратова, однако на него покуситься чиновникам в голову почему-то не приходит.

Андрей Калашников, поднимая плакат «Память храним, не трогайте памятник!», сообщил, что, высказавшись на общие для России темы, пикетчики переходят к темам местного значения. Однако, на мой взгляд, это совсем не местная тема. Намерение саратовских чиновников снести памятник Вавилову касается каждого россиянина. Речь здесь вовсе не о переносе памятника великому ученому, жертве сталинских репрессий, в какое-то более подходящее, на взгляд чиновников, место. Речь о демонтаже памяти, о реставрации сталинизма, об избыточном рвении чиновников на местах поддержать общий посыл власти к возврату в тоталитарное прошлое. Этого нельзя допустить!




Реклама



Выбор читателей