О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.127178.html

статья Угроза братской помощи

Илья Мильштейн, 11.09.2007
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Высказывания Рамзана Кадырова по вопросам внутренней политики - всегда событие в депрессивной российской жизни. Ибо президент Чечни смел, непредсказуем и абсолютно искренен в своих речах. О чем умалчивают элиты - весело и беззаботно выбалтывает Рамзан.

Конечно, иногда в его высказываниях нет информации, важной для осмысления таинственной нашей реальности. Нередко это только эмоции, с которыми демонстративно не желает справляться темпераментный лидер Чечни. Но и в них дышит время.

Прогремевшее вчера интервью Кадырова "Комсомольской правде" - очередное яркое публицистическое выступление президента ЧР. Как обычно, по самым разнообразным поводам - от третьего срока для Путина до проблемы ношения шорт молодыми русскими дамами, посещающими Чечню. Все эти вопросы Рамзан решает легко, радуя читателей таблоида краткостью и решительностью ответов.

Философские размышления президента связыны с религиозной тематикой. Борьбу с ваххабизмом, согласно учению Рамзана, следует вести как силой оружия, так и молитвой в мечетях, не забывая при этом о спорте. При этом решающим, насколько можно понять, ударом в войне за мир в Чечне станет строительство синагоги. По словам интервьюруемого, в республику уже "возвращается не только много русских, но и евреев". Многоопытный журналист Гамов далее тему не развивает, а жаль: откат на синагогу в Грозном или в Центорое - это, знаете, даже похлеще предложений продавать Москве по мировым ценам чеченскую нефть.

Впрочем, не это было главным в очередном интервью Рамзана Ахматовича самой тиражной из кремлевских газет. На сей раз основной разговор шел об Ингушетии. О войне, которая полыхает в республике, все более напоминая полномасштабную гражданскую бойню в Чечне.

Кадыров востребован в качестве специалиста по усмирению террористов. Одновременно прессу интересует, готов ли он самостоятельно навести порядок у соседей. Это коренной вопрос современности: общеизвестно, что чеченский миротворец видит себя объединителем северокавказских земель.

Рамзан сперва хитрит и лавирует: мол, Мурат Зязиков - "он генерал-лейтенант, он более старший, мудрый". Но вскоре уже не сдерживает себя. Задачка-то решается просто: "...тем более если будет команда, мы наведем порядок как дважды два четыре..." Как? "Преступников - сажать, бандитов - уничтожать". От кого ждем команду? "От Верховного Главнокомандующего". Вот только приказа пока нет.

Разумеется, это сразу попадает в новостные ленты. Сразу становится скандалом. Еще бы: президент Чечни намеревается покончить с террором в Ингушетии привычными ему способами, то есть потопить республику в крови. Учитывая бесценный опыт Рамзана и явную слабость Зязикова, это заставляет задуматься о планах Кремля в отношении Кавказа. Воображение дорисует картину: летучие отряды Кадырова, вторгшиеся к соседям, бои между чеченцами и ингушами, зачистки после боев, мир и покой в Чечено-Ингушетии. Картинка ужаснет, и на заданную тему с тревогой выскажутся эксперты: хуже ничего придумать невозможно. Сиюминутная тактическая победа обернется полномасштабной катастрофой в недалеком будущем. Подземный пожар выплеснется на всю Россию.

Мысли бесспорные, но понимают ли это в Москве? Ведь если оглянуться на незабываемый 1999-й, то самый ужасный из сценариев может показаться самым вероятным. Схема та же: Басаев в Дагестане - Путин в Кремле. И если часто поминаемые в связи с третьим сроком силовики действительно желают лишить президента конституционного права на отдых, то пришло время запускать Кадырова в Назрань.

Впрочем, не все так безысходно. Во-первых, непонятно, зачем с такими трудами оставлять Путина на третий срок, когда и политики, начиная с Кадырова, и простые граждане изнемогают от нежелания расставаться с полюбившимся президентом. Во-вторых, Путин прежний и Путин нынешний - два разных лидера, чьи судьбы не схожи ни в чем. Семь лет назад человек с нулевым рейтингом, креатура непопулярного президента, должен был драться за всенародное признание. Семь лет спустя война в Ингушетии, при посредстве Кадырова или без него, становится итогом всей его деятельности. Подводит черту под славными нулевыми годами, которые, как выясняется, мало чем отличаются от "позорных девяностых", если не считать свободы, да что ж теперь о ней вспоминать... В общем, бессмысленно и глупо повторять финты семилетней давности. "Два раза хохма - уже не смешно".

Похоже, понимает это и сам Рамзан. "Мурат - мой брат, - политически грамотно развивает он тему дружбы народов. - И мы при любой обстановке готовы оказывать нашим братьям любую помощь и поддержку". Только помощь, причем братскую. Тем более что и Верховный Главнокомандующий молчит, личным примером призывая к сдержанности.

Илья Мильштейн, 11.09.2007

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей