О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/m.2123.html

статья Человек просит расстрела

Лев Левинсон, 05.04.2001
Фото НТВ.Ру
Фото НТВ.Ру
Реклама

Десять лет назад майор милиции Петр Стаховцев был приговорен к смертной казни. За создание банды и убийство. Десять лет он обращается в различные инстанции, считая себя полностью невиновным.

В июне 1985 года Стаховцев, руководивший уголовным розыском в одном из районов Иркутска, по приказу министра внутренних дел СССР был включен в группу по проверке деятельности правоохранительных органов Иркутской области. Руководил группой московский полковник Сванидзе. Проверка была внеплановой. Дело касалось грандиозных афер с золотом, лесом, омулем.

Результатом работы группы Сванидзе стало тогда увольнение почти всего руководящего состава УВД и прокуратуры области. Уголовных дел, правда, не возбуждалось. А пока проверяющие работали, не дремали и проверяемые: умирали и пропадали свидетели, владевшие информацией о взятках и сокрытии преступлений, исчезали совершенно секретные дела. В результате снятые либо оказались на пенсии, либо вскоре воскресли на других руководящих постах, а группа Сванидзе, не закончив работы, в ноябре 1985 года была отозвана в Москву. Стаховцева сразу же перевели из розыска в службу охраны.

В июле 1989 года начались звонки с угрозами. Оценив ситуацию, Стаховцев поехал в Москву, встретился с замначальника отдела КГБ Переведенцевым, доложил ему о сложившейся ситуации и передал заявление, в котором называл более 100 фамилий людей, причастных к преступлениям и связанных с руководством УВД, партийными органами области.

В Москве Стаховцева выслушали, пообещали защиту и рекомендовали по возвращении явиться в иркутское УКГБ. При входе в это здание 16 июля 1989 года Стаховцев был арестован. К нему не допустили адвоката - вплоть до судебного заседания, в котором появилась адвокат по назначению. Стаховцева поместили к уголовникам, которые его жестоко избивали. На ознакомление с 28 томами дела дали 3 часа непосредственно перед судебным заседанием, которое - без законных оснований - объявили закрытым. Отказали в стенографировании и звукозаписи.

Суд признал майора милиции Стаховцева виновным в том, что весной 1987 года, вступив в преступный сговор с инженером отдела охраны Андреем Дядченко, он организовал вооруженную банду с целью нападения на государственные организации и охраняемые объекты (15 эпизодов ограблений и попыток ограблений), а также совершил убийство гражданина Богомолова. Единственным свидетелем по всем преступлениям, совершенным якобы с участием Стаховцева, является один человек - Дядченко.

Согласно показаниям еще трех проходивших по делу членов банды - Тузовского, Комарова и Климова, никогда в глаза не видевших Стаховцева, - Дядченко говорил им, что "в группе есть человек, имеющий возможность прикрывать их от разоблачения". Этим человеком якобы был Стаховцев. Комаров говорил в суде: "Когда меня вывели на этап, я встретился с Дядченко. Он подозвал меня. Я подошел, он сказал, чтобы я подтвердил, что Дядченко кто-то руководил, что ему это нужно". Другой подельник, Тузовский, показал, что однажды видел Стаховцева, только после того как в камере пригрозили "сделать его девочкой". Да и сам Дядченко говорил в суде, что "сокамерник Гарифулин в СИЗО-1 заставлял давать показания только по Стаховцеву".

Зачем же нужна была банда майору милиции? Не мудрствуя лукаво, следствие и суд приняли такую версию: профессиональные достоинства Стаховцева не были оценены начальством, его понизили в должности, а он был самолюбив, хотел выслужиться, поэтому обиделся на весь белый свет, стал называть всех мафией, но мафией стал сам и создал банду.

Участие Стаховцева в 15 ограблениях и попытках ограблений сводится - по приговору! - только к тому, что он чертил схемы охраняемых объектов и являлся таким образом организатором преступлений. Ни одной такой схемы в деле нет: они якобы уничтожались. Известно о них только со слов Дядченко. Поразительна при этом комическая неудачливость банды, возглавлявшейся вроде бы опытным оперативником, офицером отдела охраны. 10 эпизодов из 15 - неудачные попытки.

Так, по якобы спланированному Стаховцевым ограблению Баядаевского РОВД, Дядченко и Тузовский угнали машину и поехали в Баядай, чтобы завладеть оружием и боеприпасами, но "заблудились и свой преступный умысел не смогли осуществить". Спрятать машину они также не смогли: закиданная ветками и накрытая резиновым ковриком, она была обнаружена и возвращена владельцу. Еще одна попытка ограбить то же отделение вновь окончилась неудачей, "потому что Тузовский не мог убедительно играть роль сотрудника милиции в задуманном нападении". Замысел нападения на кассира Коршуновского горно-обогатительного комбината, которое "должно было" сопровождаться убийством нескольких человек, сорвался - "в связи с тем, что Тузовский не смог остановить подходящую автомашину: без пассажиров, с номерами, не относящимися к автотранспорту г. Братска" (цитируется по приговору).

Не менее странно выглядит и эпизод с убийством, в котором, кроме показаний Дядченко тоже нет никаких доказательств. Осенним днем 1987 года человек по фамилии Богомолов, неизвестный Стаховцеву, выехал из одного поселка в другой по пустынным сибирским дорогам на собственной машине "Жигули". И пропал. Весной 1988 года Богомолов был найден в Иркутске на окраине лесопарка, в виде полуразложившегося трупа рядом с сожженной машиной. Провели экспертизу трупа. Останки захоронили. Через год с лишним был арестован Стаховцев.

По версии Дядченко, Стаховцев и он остановили на Якутском тракте случайно проезжавшую машину, за рулем которой находился Богомолов, с целью завладеть ею для поездки в Баядай, где ими предпринимались неоднократные попытки ограбления РОВД. Стаховцев, сидевший сзади, ударил Богомолова намотанной на руку гирькой от часов по голове, Богомолов выбежал из машины, но был убит двумя выстрелами (оставившими почему-то следы от трех). После чего бандиты повели себя странно: запихав труп в багажник, поехали-таки в Баядай, но ограбления там не совершили, так как в помещении отделения милиции обнаружили милиционеров. С тем же трупом Стаховцев и Дядченко поехали назад, в Иркутск, забуксовали уже в черте города, в лесу, где хотели спрятать тело, но в конце концов машину сожгли, а труп забросали листьями.

Первоначальная экспертиза трупа, проведенная до ареста Стаховцева, никак не подтверждала рассказ Дядченко. Через полтора года тело Богомолова выкапывают, изучают повторно, подгоняя повреждения под готовый сюжет. Суд признает повторную экспертизу правильной, первую - ошибочной.

"Стаховцев Богомолова не убивал. Я знаю, кто убил Богомолова", - заявил в суде подсудимый Комаров. Судья заставила его замолчать. В феврале 1992 года осужденный к 9 годам Комаров писал в обращении к президенту: "Следствие и суд обвинили Стаховцева Петра Ефимовича в том, что он совместно с Дядченко убил Богомолова. Это жестокий оговор Стаховцева П.Е. Об этом я заявлял в зале судебного заседания неоднократно, в присутствии потерпевших Богомоловых... Но суд это во внимание даже не взял..."

В апреле 1991 год прозвучал приговор - смертная казнь. В марте 1993 года указом президента расстрел был заменен пожизненным лишением свободы, о чем сам Стаховцев не просил. Сейчас бывший майор милиции находится в колонии строгого режима на Белом озере.

Надзорные инстанции, по которым по сей день курсирует дело узника ОЕ-256/5, не видят оснований для пересмотра дела.

Стаховцев просит, чтобы его расстреляли.

Лев Левинсон, 05.04.2001

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей