О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.249531.html

статья Принцип неопределенности

Илья Мильштейн, 14.03.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Американские пограничники ответили Навальному, одной загадкой в деле Михаила Лесина вроде стало меньше, но в целом ситуация не прояснилась. По-прежнему непонятно, при каких обстоятельствах ушел из жизни экс-министр печати. Если ушел.

Откровения близкого друга запутывают нас окончательно. Получается, счастливый отец и любовник внезапно срывается в Вашингтон, где его приятеля, тоже российского экс-министра, награждают немыслимой в наши времена "премией за развитие российско-американских отношений". Однако на церемонии Михаил Юрьевич не появляется, он беспробудно пьет в отеле Dupont Circle и окрестностях, пьет и падает, "нанося себе невольно травмы, в том числе и достаточно тяжелые". Что уже не раз бывало, если верить близкому другу. В последний вечер к Лесину в номер заходит сотрудник местной службы безопасности, постоялец лежит на полу, охранник пытается "переложить его на кровать, тот сопротивляется", секьюрити уходит, и наутро уборщицы обнаруживают труп российского гражданина.

Короче, рассказ Сергея Васильева если в чем и убеждает, так это в том, что Михаила Юрьевича убили. Либо в том, что он жив. Настолько диким представляется весь этот сюжет с "тупыми травмами" по всему телу, которые якобы сам себе нанес Михаил Лесин.

Напротив, любые версии, связанные с убийством или хорошо спланированным исчезновением бывшего председателя правления "Газпром-медиа", сильно вырастают в цене. Подкрепляют их и некоторые факты, известные нам из других открытых источников. Большие деньги, которые Лесин задолжал Юрию Ковальчуку и только начал выплачивать. Желание начать новую жизнь в Америке, перечеркнув прошлую, обветшавшую. Внезапный визит в Вашингтон.

Разумеется, ничего тут с уверенностью утверждать нельзя, но сами посудите: когда бы Лесин решил, как говорится, выбрать свободу, что могло бы его остановить? Патриотические убеждения? Верность идеалам путинизма? Личная преданность вождю?

Не будем наговаривать на Михаила Юрьевича, предъявляя ему эти гнусные обвинения. Сам он как-то сказал, что всегда был менеджером, то есть заботился исключительно о своем кармане, и вся его карьера служит убедительнейшим доказательством данного тезиса. При демократах он, талантливый пиарщик и выдумщик, боролся с проклятыми коммунистами, извлекая прибыль из слоганов типа "Голосуй сердцем" и еженедельных радиообращений Бориса Ельцина, которые сам и писал. А при власти автократической азартно уничтожал свободу слова, причем всюду, где только ее обнаруживал, начиная с той камеры в Бутырской тюрьме, в которой расставался со своим НТВ Владимир Гусинский. И кончая радиостанцией "Эхо Москвы", которую пока переформатировать не удалось, но не по вине Лесина. Хотя он очень старался.

Менеджер от бога, Михаил Юрьевич стал одним из первых бывших демократов, кто твердо уверовал: Владимир Владимирович - это теперь наше все и навсегда. И потому спешил, в числе многих из его поколения, встроиться в систему, дабы не быть отторгнутым ею, карающей и раздающей бонусы. Пишут, что именно при Путине он стал долларовым миллиардером, и легко предположить, что в эпоху санкций и тотального пропагандистского безумия, которое сам и направлял, Лесин тоже стал одним из первых. Одним из первых, кто понял, что пора вставать из-за стола и уносить выигрыш.

Одним из многих. Собственно, кого из них, верных слуг престола и отечества, мы не могли бы представить себе в Америке или в Европе, мирно отдыхающими в семейном кругу после многотрудной российской жизни? Кто из них не озаботился, явно или тайно, будущим своих благодарных правнуков? Кто не вложился в запасной аэродром? Все ведь люди разумные, информированные, прекрасно вписанные в западный образ жизни и безудержно потребляющие западные ценности. Люди трезвые, и ежели самый главный их начальник, накопив несметные богатства, внезапно загордился, воспарил над землей и насмерть рассорился с американским Минфином, то они тут ни при чем.

Да что там экс-министр печати или какой-нибудь действующий министр, если даже скромняга Милонов, богобоязненный аскет и грозный фанатик, - и тот остро заинтересовался кипрской недвижимостью. Понимаете ли, даже Милонов не дурак, что уж говорить о прочих.

Проблема лишь в том, что одни россияне могут сравнительно безнаказанно перемещать свои сокровища туда, где об их происхождении никто не спросит, а другим это сделать сложнее. Лесина наверняка спрашивали, оттого и не верится, что он погиб в центре вашингтонской столицы после пьяной драки. А вот мысль о том, что Лесина успешно перевербовывали, отторжения не вызывает. Да и про кого из них, упомянутых выше столпов режима российского, мы можем с твердостью сказать, что они не согласятся при известных обстоятельствах воспользоваться программой защиты свидетеля? А ежели говорить про так называемых коллег, всех этих соловьевых с киселевыми, то кто они, как не предатели? Сегодня эти господа за хорошую зарплату превращают народ в стадо зомбированных телезрителей. Завтра сдадут его за баксы - при условии личной безопасности и безбедного существования за бугром. Если кто купит, конечно.

Причем, в отличие от них, Лесин представлял интерес для американских спецслужб - и в плане чисто познавательном, и в пропагандистском. Если допустить, что он не стал бы менять ни имя, ни внешность, а взялся бы рассказывать, как тяжко страдал при путинском режиме. Это был бы вариант Сноудена, но с обратным знаком и с той бездной лицемерия, которая отделяет особого типа российских бизнесменов от простодушных американских айтишников. Но и весьма убедительный на свой лад. Человек, уничтоживший свободу слова в России, мог бы порассказать соотечественникам о том, как это происходило. Внутри страны и за ее границами, взять хоть "Рашу тудей". С именами, явками и прочим эксклюзивом. С выводами, которые могли бы поразить благодарную публику.

Ударяясь в конспирологию, вообразим, что так оно и случится, со временем. Внезапно, да. Склоняясь к мыслям более реалистичным, предположим, что Михаил Юрьевич погиб при попытке стать свидетелем. Первая версия выглядит почти безумной, но и самой человечной - и для близких Лесина, и для дальних, и для всей России.

Илья Мильштейн, 14.03.2016


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей