О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Попали в Россию

Илья Мильштейн, 31.01.2018
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Игра в треугольнике Трамп-Америка-Россия - явление беспрецедентное.

То ли дело прежние холодные войны. Фултонская речь, Карибский кризис, империя зла, нейтронная бомба, асимметричный ответ, взаимный бойкот Олимпиад в Москве и Лос-Анджелесе - все тогда было понятно. В мире, разделенном на два враждующих лагеря, обострялись отношения между сверхдержавами и их сателлитами и начинались простые разборки. Основанные на непримиримых идеологических разногласиях, и так до самого конца, до перестройки и тотального банкротства нерушимого Союза.

К слову, не соглашусь с теми, кто полагает, что холодная война, развязанная Путиным против Запада весной 2014 года, лишена идеологического содержания. По-моему, мировоззренческий конфликт очевиден: Америка и Европа остались на прежних позициях, а Россия, отвергнув демократию, соблазнилась фашизмом муссолиниевского типа, соединенным с имперской паранойей. Не обошлось и без осторожного освоения идей национал-социалистических. Оттого референдум в Крыму был так похож на волеизъявление австрийцев, и Судеты, приплывшие в родную гавань, тоже припоминались, и все, что потом случилось в ХХ веке, постигалось на современном материале с привычным ужасом, но без труда. Легко, говорю, осознавалось, что способен сотворить на земле самый разделенный в мире народ.

При Обаме холодная война развивалась по классическим образцам, с поправкой на современные технологии и пещерный путинский стиль ведения геополитической дискуссии о санкциях - имею в виду то, что вскоре стало называться "бомбежкой Воронежа". Однако при Трампе с его детсадовским мышлением, дворовой ненавистью к ребятам из соседнего двора - конгрессменам и сенаторам, слоганами вроде "Америка юбер аллес" и естественным душевным родством с Путиным ситуация сразу осложнилась. Старая добрая холодная война обрела черты хаотические. Возник этот немыслимый треугольник, внутри которого законно избранный президент США нахваливает нашего гаранта и борется со своими элитами, а те противостоят России и Трампу.

Разглядывая данную геометрическую фигуру, ее вершины и стороны, своевольные катеты и жуткую гипотенузу, и следует оценивать долгожданное вчерашнее событие. Обнародование вашингтонским обкомом, то есть Минфином, "кремлевского списка", в котором находим имена почти всех лучших людей нашей страны: членов правительства, работников администрации президента, глав корпораций и простых олигархов. За исключением Путина, почему-то Кадырова и еще некоторых.

Находим и содрогаемся: что, их всех теперь никуда не пустят и лишат средств, даже тех, кто давно уже покинул Отечество и не планировал возвращаться? Вникаем в сопроводительные тексты и вчуже радуемся за многих из списочного состава, уехавших и невыездных: нет, они пока не будут отвергнуты и ограблены. Глубже погружаемся и узнаем, что иных фигурантов все-таки накажут, и довольно скоро. Но кого, как и за что - это американские власти от российского народа скрывают, предпочитая обсуждать свои скверные для нас новости втайне, за закрытыми дверями. А еще имеется некое засекреченное приложение к докладу Минфина, и в нем, если верить утечкам и слухам, упомянуты имена других российских граждан, которых подвергнут карам. Может, даже и Путина с Кадыровым.

Короче, доклад в таком виде опубликован потому, что игра в треугольнике Трамп-Америка-Россия по-настоящему только начинается, и этим объясняется практически все. Метод копипаста, при помощи которого американцы вносили в проскрипцию разнообразных подвернувшихся под руку российских граждан, не брезгуя также и прайс-листом "Форбса", причем устаревшим. Внезапное попадание в список главы СПЧ, тишайшего Михаила Федотова, повинного лишь в том, что он иногда беседует с Путиным, безуспешно, как правило, пытаясь вступаться за политзаключенных. Вообще бессистемный характер исполнения закона "О противодействии врагам Америки посредством санкций". Поскольку ничего еще не решено и проблема распознавания врагов, отделения мух от котлет, столпов режима от провозвестников грядущей оттепели и Сечина от Авена отложена на завтра и послезавтра.

А сегодня нужно было всего лишь приводить в действие закон. Тот, за который проголосовало подавляющее большинство американских парламентариев и который вынужден был подписать президент Трамп. Не хотел, но пришлось, поскольку уходить в позорную отставку после импичмента ему не хотелось гораздо больше. Впрочем, импичмент все еще не исключен, спецпрокурор Мюллер продолжает свое расследование, намереваясь в обозримые сроки допросить главу государства, и это вносит в игру особый драматизм. Тот элемент абсолютной непредсказуемости, за который мы и любим подобные зрелища.

Что же касается российской стороны, то она пока вынуждена ограничиваться ролью пассивного наблюдателя. Слегка огрызаясь, как Владимир Владимирович, которому больно за народ. Слегка веселясь, как премьер Медведев, сообщивший, что "непопадание в список - это повод уволиться" для лучших людей страны. С трудом скрывая тревогу, как Анатолий Чубайс, который не обнаружил себя в списке. Отмалчиваясь, как многие, кого внесли.

В небывалой нашей холодной войне наступил тот момент, когда хаос в отношениях между сверхдержавами стал признаком эпохи, которую определяют также и судорожные расчеты, и страх расплаты. Расплаты, которая вовсе не сводится к тому, что олигарха раскулачат, а чиновника куда-нибудь не пустят. Впрочем, холодная война сегодня - это явление не только беспрецедентное, но и долго длящееся, выматывающее душу. Вчера война подогрелась еще на несколько градусов, но точных приборов, измеряющих температуру, до сих пор не изобретено, и человечество мается неизвестностью. Более всего - фигуранты нового списка, Путин, Трамп.

Илья Мильштейн, 31.01.2018


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей