О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/podrabinek/m.274310.html

статья Советы Европе

Александр Подрабинек, 17.12.2018
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Реклама

Статусные российские правозащитники рекомендуют европейцам не торопиться с изгнанием России из Совета Европы, а России - не хлопать дверью. Недавно они выпустили меморандум под названием "Путь к преодолению кризиса в отношениях между Советом Европы и Россией". Под меморандумом подписалось около 70 человек, и сбор подписей продолжается.

Нынешний кризис в отношениях между Россией и СЕ начался в 2014 году, после аннексии Крыма. Тогда Совет Европы лишил Россию права голоса, запретил россиянам занимать руководящие должности в Парламентской ассамблее и участвовать в миссиях наблюдателей ПАСЕ. С тех пор Россия ведет в Совете Европы иллюзорный образ жизни: полномочия свои не подтверждает, в заседаниях не участвует, а с прошлого года и взносы не платит. В проекте госбюджета России на будущий год такие траты тоже не запланированы. Наконец всем это надоело, и генеральный секретарь СЕ Турбьёрн Ягланд пригрозил России приостановкой членства в организации с июня 2019 года. Россия пообещала определиться со своим решением до января 2019-го. То есть остались считаные дни.

Подписавшие меморандум правозащитники, значительная часть которых получает гранты на свою деятельность от российской власти, формально признают несоответствие российской политики ценностям Совета Европы. Да и как не признать очевидное! Но они категорически против выхода России из СЕ, как бы он ни был обставлен. Им кажется, что "на карту поставлено очень многое". Они рисуют картины страшных репрессий, которые ждут нас тотчас после выхода России из СЕ. Тот факт, что такие репрессии уже давно практикуются, а Совет Европы не в силах этому помешать, они игнорируют. Тот факт, что Россия после своего вступления в СЕ вела войны в Чечне, Грузии, на востоке Украины и аннексировала Крым, а СЕ не смог этого остановить, в расчет не принимается. Несмотря на множество решений Европейского суда по правам человека, в России не становится меньше пыток, похищений, внесудебных казней и неправосудных приговоров. Максимум, что может сделать страсбургский суд, это назначить жертвам беззаконий компенсацию от российского государства, что никак не сказывается на дальнейшей практике политических репрессий.

При этом надо понимать, что до Европейского суда доходит ничтожный процент случаев нарушений прав человека в России. Между тем такие случаи - не исключения из правила, не эксцесс исполнителя, а хорошо отлаженная и бесперебойно работающая система. Правительство готово платить компенсации по решениям страсбургского суда, но не готово делать выводы из этих решений и в достаточной мере корректировать законодательство и свою политику. Более того, Кремль наглядно демонстрирует наплевательское отношение к европейским ценностям, сохраняя, например, смертную казнь в Уголовном кодексе или принимая антиконституционное решение о допустимости приоритета национального законодательства над международным.

Авторы меморандума пишут: "Если бы Россия не была членом Совета Европы с 1998 года (на самом деле с 1996-го. - А.П.), ситуация с правами человека в стране была бы намного хуже". Альтернативная история - благодатное поле для политических спекуляций. Но вот вопрос: если воздействие Совета Европы на Россию столь благотворно, то почему ситуация с правами человека в нашей стране в последние 20 лет только ухудшается? Ответ очевиден: мнение Совета Европы стоит для Кремля на десятом месте, поэтому инструментом сдерживания репрессий СЕ быть не может.

А что же статусные правозащитники? Почему они так держатся за Совет Европы, участие в котором для России стало не более чем демократической ширмой, создающей во всем мире иллюзию ее европейского выбора? Полагаю, дело тут в их статусе и текущей работе. Статус их в большинстве случаев связан с кремлевскими деньгами и зависит от доброго к ним отношения государственных органов. Работа их во многом связана с деятельностью Совета Европы, в частности, Европейского суда по правам человека. Спору нет, механизм международного европейского правосудия они используют на благо невинных жертв нынешнего российского режима, хотя чаще всего это благо выражено просто денежным эквивалентом. Это, конечно, неплохо, но это не решает общие проблемы. Государство откупается от одного случая из тысячи и продолжает гнуть свою линию. Складывается некое взаимовыгодное равновесие между правозащитниками и властью, при котором все заняты своей работой и заинтересованы в сохранении статус-кво.

Авторы меморандума не забывают раскланяться во все стороны. "Мы убеждены, что ситуация зашла в тупик не только из-за бескомпромиссной позиции российских властей, но и из-за неосмотрительных действий некоторых представителей Совета Европы и его государств-членов", - пишут они. В результате, по их словам, "пострадает не правительство России, а российский народ". Они призывают к "разумному компромиссу", который не надо считать "умиротворением агрессора".

А чем же еще надо это считать?

Правозащитный центр "Мемориал" отказался присоединиться к меморандуму. Он считает, что обращаться с призывами и увещеваниями надо не к Совету Европы, а к российскому руководству. "Мы считаем неуместным - по крайней мере со стороны российских правозащитников - рекомендовать Совету Европы пойти на односторонние уступки при полном отсутствии изменений в позиции России", - говорится в заявлении Правозащитного центра. "Мемориал" совершенно справедливо отмечает, что "умиротворение злостного нарушителя международного права" будет иметь разрушительные последствия для международных механизмов защиты прав человека.

Александр Подрабинек, 17.12.2018

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей