О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2378/ | http://mirror12.graniru.info/people/2378/

Александр Костенко

бывший украинский узник Кремля

32 года, в прошлом житель Симферополя. Активист киевского Евромайдана. Был осужден в аннексированном Крыму к 3 с половиной годам общего режима по сфабрикованному делу о нападении в Киеве на крымского беркутовца и хранении оружия. 3 августа освободился из ИК-5 в Кирово-Чепецке, пригороде Кирова, полностью отбыв срок. Поселился в Киеве.

29 ноября Крымская правозащитная группа опубликовала рассказ бывшего политзека о зверских пытках, которым оперативники ФСБ подвергли его после похищения. О том, что Костенко пытали, было известно и ранее; сообщались и имена некоторых виновных. Однако подробного сообщения об издевательствах оккупантов и коллаборантов над майдановцем до сих пор не появлялось.

Костенко схватили 5 февраля 2015 года около 16 часов, когда он вышел из подъезда своего дома. У подъезда стояли двое незнакомцев; один ударил майдановца в лицо, второй - в живот. Затем похищенного схватили и заволокли в припаркованный рядом микроавтобус. Там сидели еще четверо силовиков в масках. В одном из них, несмотря на маску, Костенко узнал бывшего оперативника СБУ Андрея Тишенина, который после аннексии Крыма изменил присяге и стал майором ФСБ. Костенко, до 2013 года работавший в симферопольской милиции, ранее пересекался с этим оперативником по службе. Тишенин надел на голову похищенному мешок.

95704
Андрей Тишенин. Источник: investigator.org.ua

Один из силовиков заявил: "Наконец-то мы поймали тебя, майдановец". Костенко стянули руки пластмассовым хомутом и бросили на пол; один из похитителей поставил ему ногу на спину. Машина тронулась; похищенного начали бить, в основном по голове и по почкам. Костенко сломали нос и хрящи уха; в пакете он задыхался. Во время избиения силовики требовали от майдановца рассказать о готовящихся диверсиях и своих "сообщниках".

Примерно через 20 минут машина остановилась в лесополосе - как предполагает Костенко, в поселке Дзержинский Симферопольского района. Похищенного высадили из автобуса и, сняв с головы пакет, снова принялись избивать.

Один из силовиков приставил Костенко к затылку пистолет и потребовал рассказать об убийствах беркутовцев на Майдане и подготовке диверсий в Крыму. Затем он выстрелил возле уха похищенного, после чего снова приставил пистолет ему к затылку. В противном случае ему угрожали, что он "пропадет без вести". Далее силовик спустил курок, но пули в стволе не оказалось.

После этого Костенко опять надели на голову пакет, избили и усадили обратно в автобус.

Чтобы не задохнуться, похищенный прогрыз в пакете дырку. Он услышал, как один из силовиков сказал другим: "Едем к татарину на базу". По предположению Костенко, его повезли в направлении Севастополя в частный дом другого предателя, перешедшего из СБУ в ФСБ, - капитана Артура Шамбазова, также хорошо знакомого майдановцу по работе в милиции.

Во время этой поездки похищенного периодически вновь принимались бить. У одного из силовиков, заметил Костенко, было правильное русское произношение, нехарактерное для жителей Крыма.

По приезде майдановца, не прекращая бить, затащили из автобуса в холл дома и поставили на колени. К мизинцам присоединили провода и включили ток. Затем Костенко снова били, а потом опять пытали током. Эти издевательства продолжались 10-15 минут.

Далее в помещение зашел незнакомец, объявивший, что сейчас задача Костенко - выжить, а для этого он должен под видеозапись рассказать о составе диверсионных групп, будто бы действующих в Крыму, и о схронах с оружием.

Затем Костенко отвели в подвал, где была специально оборудованная комната. "Мне кажется, это тот же самый подвал, где пытали Евгения Панова (на видео с Пановым похожие стены)", - заметил майдановец правозащитникам (очевидно, имеется в виду видеозапись, на которой Панов дает признательные показания).

Похищенному вновь сняли пакет с головы. Те самые двое силовиков, которые схватили Костенко у подъезда, присоединили ему к большим пальцам провода от устройства с тумблером, подключавшегося к электросети. Силовик с правильным русским выговором включил прибор в сеть. Пытка током продолжалась примерно 3 минуты.

Затем в комнату вошел Шамбазов, которого Костенко также узнал, несмотря на маску. У Шамбазова была видеокамера. Он заявил: "Я буду задавать вопросы, и ты будешь отвечать, но если ответы нам не понравятся, то пытки продолжатся".

95705
Артур Шамбазов. Источник: investigator.org.ua

Следом явился Тишенин. Он начал съемку, а Шамбазов задавал вопросы. "Они владели информацией о ситуации в Киеве", - заметил Костенко.

Похищенный пытался уйти от ответов. В итоге съемку прервали и продолжили пытки. Затем Тишенин и Шамбазов снова потребовали от Костенко показаний. В этот раз ответы их также не устроили. Тогда силовики положили майдановца на пол и начали избивать дубинками.

Далее Шамбазов взял со стола ножницы или секатор и заявил, что будет отрезать Костенко пальцы на руках. Похищенный сжал кулаки. Тогда Шамбазов встал ему коленом на спину, снял с его рук пластмассовый хомут, взял за волосы и за левую руку и резко дернул ее назад. Костенко почувствовал невыносимую боль в локте.

После этого Шамбазов спросил, намерен ли похищенный рассказать то, чтó от него требуют. Однако, заметил Костенко, "в тот момент я не то что говорить - я пошевелиться от боли не мог". Разозлившись, Шамбазов наступил ему на локоть ногой. Похищенный начал кричать от боли. За это его снова избили.

Затем Костенко усадили, хомутом стянули ему руки за спиной и снова начали пытать током. Один из силовиков взял нож и заявил, что проколет похищенному уши и проденет провода через них. "Я начал крутить головой, - рассказал майдановец, - лицо у меня было в крови, я видел только одним левым глазом, так как кровь с брови заливала мне правый". В итоге силовики, отказавшись от намерения проколоть Костенко уши, просто прикрутили ему к ушам провода и пустили ток.

"Я почувствовал невыносимую головную боль, меня резко затошнило, закружилась голова, и я упал, из носа у меня пошла кровь", - рассказал майдановец. Тогда в комнату зашел еще один незнакомец в маске и дал похищенному понюхать нашатырный спирт, после чего удалился. Костенко пришел в сознание, и пытки продолжились.

Затем руки похищенному снова стянули спереди, а не сзади, и провода опять подключили к пальцам. "Было очень сильно больно, все отдавало в сломанную руку", - заметил Костенко.

Наконец Шамбазов вызвал пытавших Костенко силовиков в соседнюю комнату и распорядился прекратить пытки. Похищенный расслышал реплику оперативника: "Давайте заканчивайте, потому что на него и так достаточно материалов - мы его и так закроем".

Тогда Костенко заковали в наручники, вытащили из подвала на верх и подвесили за наручники на щеколду двери. Силовики уселись в холле пить чай, а похищенный всю ночь провисел на наручниках.

На рассвете силовики объявили Костенко, что сейчас отвезут его в СКР, где он должен будет подписать некие бумаги. Шамбазов при этом предупредил, что, если похищенный будет "себя плохо вести", его вернут в подвал и тогда он уже вряд ли выживет.

Костенко, по-прежнему висевший на наручниках, попросил уведомить его родителей о "задержании". В ответ силовик с правильным произношением взял со стоявшей рядом тумбы кирпич и ударил майдановца в висок. Он заявил, что не считает Костенко человеком и что никаких вопросов похищенный задавать не может.

Майдановцу снова надели на голову пакет, руки сковали за спиной и повели в микроавтобус. Шамбазов заявил, что по дороге в СКР похищенного высадят на улицу, чтобы снять на видео инсценировку задержания.

По предположению Костенко, его высадили на улице, где находилась прокуратура Киевского района Симферополя. "Хотя я видел только забор, - заметил он. - Когда я шел, я держался за этот забор, потому что после пыток мне было сложно идти. Потом меня схватили, надели наручники, сняли это на камеру и привезли в Следком".

Костенко привели к следователю Одарченко. Фамилию майдановец узнал позже из материалов дела; сам чиновник ему не представился. Одарченко заявил, что сейчас явится адвокат и, если Костенко не подпишет все бумаги, то пострадает его семья.

Когда явилась адвокат Татьяна Полуянова, Костенко отказался подписывать документы. Тогда силовики, ранее пытавшие майдановца, стали избивать его прямо в присутствии адвоката; по лицу похищенного текла кровь. Полуянова заявила, что если она уйдет, а Костенко не подпишет бумаги, то в дальнейшем она ничем не сможет ему помочь. Майдановцу также пригрозили, что его ребенок будет расти в детдоме, зато если он подпишет документы, то родным сообщат о его местонахождении.

Костенко спросил у Полуяновой, какую статью ему вменяют. Та ответила, что это часть 1 статьи 115 российского УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью). При этом, во-первых, уже два дня спустя, 8 февраля, коллаборантское агентство "Крыминформ" объявило, что майдановцу инкриминирован пункт "б" части 2 этой статьи (с дополнительным признаком "по мотивам социальной ненависти либо вражды), а во-вторых, ни часть 1, ни часть 2 статьи 115 не предполагают заключения в СИЗО до приговора.

"Я подписал все, не читая, - рассказал Костенко. - На этом протоколе есть следы моей крови, которая текла с лица".

Лишь после этого о "задержании" сообщили по телефону отцу майдановца Федору Костенко (который меньше чем через месяц пропал без вести, когда въехал в Крым, возвращаясь из Киева, где участвовал в пресс-конференции, посвященной делу его сына).

Одарченко вызвал еще двух знакомых Костенко - Александра Кулабухова и Владимира Шевченко, также изменивших присяге и перешедших из СБУ в ФСБ. Они отвезли похищенного в травмпункт. Медики настаивали на операции и обследовании пострадавшего, однако силовики их торопили. В итоге Костенко наложили на руку гипс, указав, что повязку надо снять через три недели. Однако этот срок соблюден не был - только через три месяца, в начале мая, гипс по просьбе политзека сняли его сокамерники.

В тот же день Костенко отправили в ИВС, а 9 февраля, после ареста, - в симферопольский СИЗО-1. Там политзека посадили в пресс-хату. Арестанты, находившиеся там, избивали Костенко, называя его "карателем" за участие в Майдане. "Все мое тело было синее от ударов, было разбито лицо, на спине были следы от обуви, - рассказал майдановец. - Поскольку гипс вовремя не сняли, рука в гипсе начала синеть".

Лишь позже Костенко перевели из пресс-хаты в другую камеру.

Через неделю после приговора, 22 мая 2015 года, Костенко в наручниках и кандалах неожиданно вывезли в 6-ю горбольницу Симферополя и там сразу же прооперировали. По словам бывшего политзека, на это время здание оцепили 27 силовиков: 22 из ФСО и 5 - из ФСИН. Операцию, которую проводил врач Павел Федуличев, снимали на видео два оперативника ФСО.

Сразу после операции Костенко, еще не отошедшего от наркоза, вернули в СИЗО и поместили в санчасть. Через три часа ему должны были сделать укол обезболивающего, однако этого укола он дождался лишь на следующий день. Пока его не сделали, политзек страдал от сильных болей; он задыхался и его рвало.

5 октября 2015-го майдановца забрали из СИЗО на этап и 23-го числа того же месяца доставили в кирово-чепецкую ИК-5. Лечения в колонии политзек не получал, хотя рука у него почти не двигалась. "Я не мог нормально умываться, застегивать одежду и обувь, рукой не мог достать даже до носа", - рассказал Костенко.

Больше того, врач колонии не признал политзека непригодным для работы, и поэтому, рассказал майдановец, "приходилось убирать снег, разбивать лед ломом, несмотря на адские боли".

После освобождения Костенко киевские врачи диагностировали у него закрытый вывих левого предплечья, застарелый перелом венечного отростка со смещением костей локтевого сустава, разрыв связок и посттравматический деформирующий артроз левой руки. Бывшему политзеку сделали новую операцию, устранив неправильное сращение перелома и сшив разорванные связки. Тем не менее подвижность руки у Костенко полностью еще не восстановилась. Врач предупредил, что, если рука не придет в норму в течение полугода, потребуется ставить искусственный локтевой сустав.

Пока же Костенко из-за проблем со здоровьем не может найти работу.

95706
Рука Александра Костенко после операции в Киеве. Фото: crimeahrg.org

29.11.2018


На Гранях.Ру
16.08.2016 статья Мария Томак: Заложенная традиция →

Реклама



Выбор читателей